«Эверест»: Хроника одного восхождения

Драма про трагические амбиции с Джомолунгмой в главной роли


Белые клыки Эвереста, разбросанные на территории Китая и Непала, манят рисковых людей высотой и неподступностью уже больше полувека, с тех пор, как Джомолунгма поддалась первому альпинисту. А уже в 90-е туда начали водить коммерческие экскурсии: заплати 65 тысяч и, возможно, почувствуешь себя царем горы. Гарантия, правда, не 100%: погода, физическая подготовка, случайности — сами понимаете.

«Эверест»: Хроника одного восхождения


Весной 1996 года добродушный новозеландец Роб Холл (Джейсон КларкДжейсон Кларк), руководитель «Консультантов по приключениям», отправился на вершину с группой, куда вошли небогатый мечтатель Даг Хансен (Джон ХоуксДжон Хоукс), техасец до мозга и костей Бек Уэзерс (Джош БролинДжош Бролин), японка Ясуко Намба (Наоко Мори), журналист Джон Кракауэр (Майкл КеллиМайкл Келли) и еще 11 человек. Параллельно на штурм отправились еще две группы, но в переплет вместе с «Консультантами» попали преимущественно члены «Горного безумия», ведомые Скоттом Фишером (Джейк ДжилленхолДжейк Джилленхол) и Анатолием Букреевым (Ингвар Эггерт СигурдссонИнгвар Эггерт Сигурдссон). Погодные условия, плохая физическая подготовка некоторых участников и ряд роковых случайностей явились причиной гибели 15-ти опытных и не очень альпинистов. А воспоминания тех, кто выжил, стали, как книги, например, Кракауэра или Букреева-ДеУолта, бестселлерами.

«Эверест»: Хроника одного восхождения


Гриф «Основано на реальных событиях» всегда повышает ставки, в вопросах ярких трагедий — вдвойне (если сыграет — получится «Титаник» Джеймса Кэмерона, нет — все остальные фильмы про корабль и айсберг). Исландец Бальтасар КормакурБалтазар Кормакур, взявшийся снимать про неудачное восхождение на Джомолунгму в мае 96-го, риски понимал, как и то, что белый пик — это, в общем, символ природной мощи, рядом с которым меркнет большинство людских достижений и изобретений (связь так себе, вертолеты не долетают, кислород кончается, организм начинает постепенно умирать).

«Эверест»: Хроника одного восхождения


Постаравшись, с одной стороны, соблюсти документальность событий, Кормакур увлекается перечислением: вот Холл и его жена (Кира НайтлиКира Найтли), тоже альпинистка, которая сидит дома и ждет ребенка; вот белозубый и лезущий на рожон Уэзерс, оставивший ради азарта жену (Робин РайтРобин Райт) и двух детей в канун юбилея свадьбы; вот бородатый, выпивающий и легкомысленный Фишер, для эпизодической роли которого выписали целого Джилленхола; вот человек из стали Букреев, путешествующий по горным хребтам без кислородного баллона. Камера ловит каждый жест, каждый взгляд, задерживается на всех ярких объектах — будь то центральный герой, горный пейзаж, цветное пятно или коза, а сюжет очень подробно информирует зрителя о биографиях и целях всех участников злосчастной экспедиции. «Эверест» напоминает разговор с довольно занудным собеседником, который первый час перечисляет все полезные и теплые вещи, которые он взял из дома, еще полчаса описывает радость восхождения на вершину, а потом, уже торопясь и напустив страху, переходит к драматическим событиям, ради которых все и затевалось.

«Эверест»: Хроника одного восхождения


Нюанс в том, что Холл, Фишер, Букреев и многочисленные альпинисты, вверившие им свои жизни, о том, что это путешествие туда, но не обратно, попросту не могли знать наверняка (должны были иметь в виду, но рассчитывали на иной исход). Кормакур же не дает забыть об этом ни на секунду — и финальные полчаса превращаются в мрачную констатацию: к этому все и шло, вы же ради этого здесь собрались. Ради какого-то неприличного числа известных и просто хороших артистов, которые бредут, занесенные снегом по самые уши, дрожат уголками губ у телефонных трубок, стонут от бессилия в ледяных ловушках.

«Эверест»: Хроника одного восхождения


Это не памятник борьбе человека и природы, как видит «Эверест» сам режиссер, не история о цене ошибки или противостоянии надвигающейся безопасности XXI века старомодному азарту. Это — пускай многие, выйдя из зала, зададутся вопросом «А чего они лезли-то?» — ода человеческому безумию: не только в желании идти до конца, как капитан Ахав, преследовавший Моби Дика, но и в сомнительном удовольствии от наблюдения за объявленной смертью, которая за пределами этого фатального реалити-шоу не сообщает ровным счетом ничего нового ни про людей, ни про горы. Идущие на смерть приветствуют тебя, о зритель, выключи, пожалуйста, мобильный телефон.


«Эверест» в прокате с 24 сентября.

«Эверест» в Лос-Анджелесе15 фильмов сентября’15«Эверест» станет фильмом открытия Венецианского фестиваля30 фильмов осени: фавориты и тёмные лошадкиПоиск по меткам: Алексей Филиппов, Американское кино, Британское кино, горы, Катастрофы

Алексей Филиппов

Комментирование и уведомления сейчас закрыты.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика