Архивы ‘Арт-хаус в кино’ Рубрики

«20 000 дней на Земле» Яна Форсиса и Джейн Поллард

«20 000 дней на Земле» Яна Форсиса и Джейн Поллард

Внутри Ника Кейва

«20 000 дней на Земле» Яна Форсиса и Джейн Поллард


В финале фильма «Перед закатом», второй части трилогии Ричарда ЛинклейтераРичард Линклэйтер, Селин (Жюли ДельпиЖюли Дельпи) рассказывает Джесси (Итан ХоукИтан Хоук) о том, как завораживает публику чернокожая джазовая певица Нина Симон: как она, покачивая бедрами, подходит к краю сцены посреди песни и начинает общаться со слушателями, а потом также непринужденно возвращается за пианино и заканчивает композицию. В «20 000 днях на Земле», документальной фантазии про ангелов, демонов и призраков Ника КейваНик Кейв, тоже говорят о Симон. Кейв вспоминает, как она требовала называть ее «Доктор Нина Симон», а его соратник по группам the Bad Seeds и Grinderman Уоррен Эллис рассказывает, что после концерта Нина потребовала шампанского, кокаина и сосисок, а также хвастает, что сохранил жвачку, одну из тех, что джазистка в начале каждого выступления приклеивала к днищу пианино.

«20 000 дней на Земле» Яна Форсиса и Джейн Поллард


Анекдоты и апокрифы сопровождают карьеру музыкантов, как стаи рыб, как налипающие на киль водоросли и моллюски. Ник Кейв считает рок-звезд подобием божеств, которые обращают некие жизненные перипетии в мифы, наполняют действие собственным смыслом, завораживают слушателей. Сам австралиец в этом пантеоне занимает позицию трикстера с пронзительным взглядом, персонажа бертоновских готик, превратившегося в гусеницу из «Алисы в Стране чудес», Дракулу, обычного человека и много еще кого в одном лице. Кейва, выросшего в городке Уорракнабил, музыкальная жизнь помотала по Европе, со многими перезнакомила, какие-то сюжеты подкинула, какие-то он взял буквально из воздуха, адаптируясь к жизни в британском Брайтоне при помощи дневниковых записей о погоде. Брайтон — практически самая южная точка Туманного Альбиона, место, откуда можно смотреть по направлению к родной Австралии, но с большей вероятностью — рассматривать местных духов и чудищ, лениво плещущихся в холодной воде.

«20 000 дней на Земле» Яна Форсиса и Джейн Поллард


Про них как раз и повествует «20 000 дней на Земле» — дебютный полнометражный фильм художников Яна Форсиса и Джейн Поллард, уроженцев двух крупных промышленных городов — Манчестера и Ньюкасла соответственно, которые расположены достаточно далеко от дома музыканта (северо-восточный Ньюкасл так вообще своего рода антоним Брайтона). Подобный необязательный экскурс в географию триумвирата создателей (Кейв участвовал в написании сценария фильма о себе) полностью отвечает духу ленты — биографическому лоскутному одеялу имени одного музыканта, композитора, поэта, писателя, сценариста и чуть-чуть актера. Список, конечно, не полон — Кейв еще и замечательный рассказчик, что наедине с собой, что в кабинете психоаналитика, что в диалоге со знаменитыми друзьями — актером Рэем УинстономРэй Уинстон, немецким гитаристом Бликсом Баргельдом, двадцать лет совмещавшим выступления за созданную им группу Einstürzende Neubauten и the Bad seeds, Кайли МиноугКайли Миноуг, которая по числу восковых фигур уступает лишь английской королеве, уже упомянутым Эллисом. Со всеми австралиец успевает поговорить за один день, большую часть которого проводит в студиях (записывает последний на сегодняшний день альбом Nick Cave and The Bad seeds — Push the sky away) и в автомобиле, где то ли настоящие, то ли призрачные Уинстон-Баргельд-Миноуг высказываются о тяжелой артистической и музыкальной доле, о встречах, о творчестве.

«20 000 дней на Земле» Яна Форсиса и Джейн Поллард


У Форсиса и Поллард эта мясорубка дня 20-тысячного от рождения Кейва практически лишена амбиций музыканта раскусить, объяснить его за сто минут, тем более — заставить его самого проговорить основные вехи карьеры: вспомнить первые концерты Boys Next Door, последующие «сольные» квартеты (the Birthday party, the Bad seeds, Grinderman), два романа («И узре ослица Ангела Божия», «Смерть Банни Монро») и дилогию поэтических сборников «Король Чернило», сценарии для трех картин Джона ХиллкоутаДжон Хиллкоут («Призраки гражданской смерти», «Предложение», «Самый пьяный округ в мире») и камео в эпическом вестерне «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса». Да и Кейву интереснее вспоминать первую влюбленность, переодевания в женские платья, первую главу «Лолиты», которую ему зачитал отец, учитель английского языка.

«20 000 дней на Земле» Яна Форсиса и Джейн Поллард


«Слова — как гребни чудовища над водой», — говорит он, а затем с тихого берега Брайтона всматривается вдаль, где бродит если не Морской змей или Кракен, то, возможно, чудище Левиафан, в одной из своих ипостасей показанное художниками Люсьен Кастен-Тэйлор и Вириной Паравел два года назад в документальным кошмаре про ловлю рыбы «Левиафан». На каждом концерте Ник Кейв из раза в раз пытается это чудище выманить. И когда на экране начинается попурри из его выступлений разных лет, то становится ясно, что не только, как писал Кортасар, все огни — огонь, но и все концерты — концерт.

«20 000 дней на Земле» Яна Форсиса и Джейн Поллард


«20 000 дней на Земле» смотрите на Первом канале 18 сентября.

Ссылки по теме:

МУЗОБОЗ: Музыканты, чьи записи вы захотели бы купить, существуй они на самом деле
Кино Австралии: Не въезжай, убьет!

Алексей Филиппов
25.10.2014

«Соль Земли» Вима Вендерса

Премьера тизера «Робинзона Крузо»!Премьера тизера «Робинзона Крузо»!

Новый мультфильм от создателей «Кота Грома и заколдованного дома».

«Ветреная женщина»«Ветреная женщина»

Ветер в голове, а я влюблённый во всех девчонок своего двора

Образ Белого движения в отечественном киноискусстве 1930-х годовОбраз Белого движения в отечественном киноискусстве 1930-х годов

«Белогвардейцы» занимали периферийные места в сюжетной ткани фильмов.

Трейлер фильма «Пэн: Путешествие в Нетландию»Трейлер фильма «Пэн: Путешествие в Нетландию»

Третий ролик к приключенческой сказке.

Джонни Депп купил остров в ГрецииДжонни Депп купил остров в Греции

Актер приобрел необитаемый остров.

«8 лучших свиданий»"8 лучших свиданий"

Вера БрежневаВера Брежнева, Владимир ЗеленскийВладимир Зеленский и Владимир ЕпифанцевВладимир Епифанцев в новой комедии Марюса ВайсбергаМарюс Вайсберг.

«Рики и Флэш»"Рики и Флэш"

Мерил СтрипМерил Стрип и музыка.

«Пиксели»"Пиксели"

Трейлер № 2.

«Игра престолов» лидирует по числу номинаций на премию «Эмми»«Игра престолов» лидирует по числу номинаций на премию «Эмми»

Американская академия телевизионных наук и искусств назвала претендентов на 67-ю премию.

Джон Ву в МосквеДжон Ву в Москве

Знаменитый режиссёр представил столичным зрителям военную драму «Переправа».

«Выживший»"Выживший"

Бородатый ДиКаприоЛеонардо ДиКаприо в фильме ИньярритуАлехандро Гонсалес Иньярриту про Дикий Запад.

«Трудная задача»«Трудная задача»

Постановка новой пьесы Тома СтоппардаТом Стоппард

«Citizenfour: Правда Сноудена»

Гудбай, Америка!

«Citizenfour: Правда Сноудена»


В начале 2013 года режиссер-документалист Лора Пойтрас, которая сняла два фильма про войну в Ираке и попала под наблюдение Министерства внутренней безопасности США, получила письмо от человека под псевдонимом citizenfour (гражданин четыре). Спустя почти полгода зашифрованной переписки Пойтрас и журналисты британской газеты The Guardian Гленн Гринвальд и Ивен МакАскилл встретились с анонимным гражданином в одном из отелей Гонконга. Они опознали его по кубику Рубика и ключевому вопросу, а потом около недели обсуждали глобальный слив засекреченной информации Агентства Национальной Безопасности и то, что мир, каким мы его знали во времена свободного (sic!) интернета, подошел к концу. Вскоре практически не останется людей, которые не были бы в курсе, что настоящее имя человека в белом футболке, джинсах и очках — Эдвард Джозеф Сноуден, а американские спецслужбы при помощи специальных программ и поддержке иностранных коллег так или иначе следят, в общем-то, за всеми пользователями интернета, объясняя это национальной безопасностью, контртеррористическими мерами и 11 сентября.

«Citizenfour: Правда Сноудена»


Атака на башни-близнецы Всемирного торгового центра также послужила толчком для деятельности Пойтрас, которую катастрофа застала на Манхэттене и вдохновила на цикл фильмов про США постодиннадцатисентябрьской эпохи, сначала — в контексте Ирака, теперь — всего мира. «Citizenfour: Правда Сноудена» — третий в этом условном триптихе, настоящий политический триллер под музыку Nine Inch Nails, на первых порах умело создающий мнимую интригу из чуть более подробного взгляда на многократно рассказанную историю. Лента получила «Оскар» и БАФТу как лучшая документальная картина года, вошла в несколько престижных списков по итогам прошлого сезона и до России добралась уже в статусе признанного документального хита.

«Citizenfour: Правда Сноудена»


Но в России, где Сноуден довольно подробно изучил московский аэропорт и остался жить, то ли мечтая переехать в Швейцарию, то ли вовсе нет, «Citizenfour» оказывается несколько в ином контексте. Многочисленные аналогии, описывающие фильм Пойтрас, приходят исключительно с той стороны зеркального стекла – «Вся королевская рать», Глубокая глотка, Джулиан Ассанж и WikiLeaks, любимый Бараком Обамой «Карточный домик», наконец. Ведь политические триллеры — не наша тема, живущая в кинотеатрах исключительно как экспортный жанр. Резонансная документалистика, в общем-то, тоже: ее практически нет, и уровень огласки совсем иной (последним документальным резонансом, вышедшим за пределы профильной среды, был «СРОК» Костомарова, Расторгуева и Пивоварова). Поэтому про «Правду Сноудена» в первую очередь стоит говорить как про важный жест, свидетельство нарушения гражданских свобод, которое оказывается вшито в ДНК главного (и иллюзорного) синонима свободы последних лет — интернета.

«Citizenfour: Правда Сноудена»


Сноуден прямым текстом говорит, что хочет свидетельствовать о преступлении, что хочет обратить внимание на нарушение баланса между властью и гражданами (не кабинетом персонально Обамы, который косвенно упоминается ближе к финалу, а любой власти в принципе). Столь же прямолинейно и наблюдение Пойтрас, самое ценное в котором — та неделя в Гонконге, когда Сноуден рассказывает о слежке, метаданных, вздрагивает от воя пожарной сирены или советуется с режиссером по поводу бритья. «Citizenfour» оказывается краткосрочным портретом в интерьере, избранными местами из переписки (за что картина получила свою порцию критики) и галереей говорящих голов, в котором нет выхода за грань, того кинематографического волшебства, когда документ оказывается гораздо богаче выдумки. Интернет дарит тысячи поводов для паранойи. Теперь — официально. Впрочем, это было ясно и без фильма Пойтрас, еще когда Сноуден просто шел по коридору.


«Citizenfour: Правда Сноудена» в прокате с 9 июля.

«Citizenfour: Правда Сноудена»

15 фильмов июля’15«Карточный домик». Третий сезон23 фильма, с которыми проще пережить лето по зимнему времени Алексей Филиппов, Американское кино, Биография / Байопик, Неигровое/Документальное кино

Алексей Филиппов

«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни»

Я рад, что у тебя все хорошо

«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни»


Растрепанный седой человек изучает чучела птиц в зале музея, пока жена терпеливо ожидает его возле выхода. Последним его внимание привлекает побитый молью голубь на ветке, с которым он, уйдя из зала, оставляет зрителя наедине, пока на экране не появится название фильма. Так начинается вышедшая после восьмилетней паузы заключительная часть трилогии Роя АндерссонаРой Андерссон, куда также входят «Песни со второго этажа» и «Ты, живущий». «Голубь…», как и предыдущие фильмы, состоит из ряда историй-этюдов в серо-бежевых тона, отличающихся абсурдизмом и сухим юмором бунюэлевского разлива. Каждая сцена вновь снята статичной камерой, перед которой герои кажутся актерами на театральной сцене, застывшими в блеклом янтаре. Ассоциации с театром не случайны, дух Беккета и Ионеско ощутим во всех притчеобразных или анекдотичных виньетках, но интонации в фильме все же узнаваемо андерссоновские. Например, во фразе, которую произносят безо всякого выражения в телефонную трубку на протяжении всего фильма: «Я рад/а, что у тебя все хорошо».

«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни»


Сохраняя единство тона, режиссер почти произвольно обращается со временем повествования. В одном из эпизодов действие переносится в 1943 год, где все посетители бара поют веселую песню. В другом в бар наших дней заглядывает шведская армия из XVIII века во главе с королем Карлом XII и прогоняет всех женщин, чтобы король мог пофлиртовать с симпатичным барменом. Спустя пару эпизодов армия возвращается в тот же бар, но комедия сменяется трагедией: искалеченные и ослепшие солдаты бредут по улице под рыдания вдов. Есть и откровенно жестокая сцена, отчасти напоминающая скетчи «Монти Пайтона»: в ней огромная музыкальная машина, работающая на человеческом топливе из чернокожих рабов, играет для состоятельных стариков во фраках и их дряхлых спутниц в вечерних платьях.

«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни»


Кое-что все же отличает «Голубя» от других частей трилогии — появление в фильме главных героев, чего Андерссон до этого старательно избегал. Эти герои — два коммивояжера-неудачника «из сферы развлечений», продавцы никому не нужных мешочков со смехом и страшной резиновой маску Беззубого Дядюшки. Один из них очень чувствителен и всегда готов разрыдаться, и именно в его уста режиссер вкладывает слова о том, как же грустно и тяжело жить, после того как ему приснился сон про упомянутую выше музыкальную машину.

«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни»


Другое отличие последней части трилогии от двух предыдущих фильмов – её если не более оптимистичный, то уж точно более смиренный посыл. Здесь в финале не прилетают бомбардировщики и не начинается Апокалипсис. Вместо этого случайная группа людей на автобусной остановке пытается выяснить, среда сегодня или четверг. Интересно, будет ли режиссер работать в той же манере после завершения трилогии или попробует что-то новое – в конце концов начинал Андерссон с совсем другого кино (щемящая в своей кажущейся простоте «Шведская история любви»). Пока же остается признать, что он вновь совершил волшебный трюк и напомнил об абсурдности нашего бытия, однако при этом заверил, что и таким его можно любить. Да, жизнь нелепа, люди смешны, а мир жесток, но разве это такой уж повод унывать? Пожалуй, стоит жить дальше, даже если сегодня среда.


«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни» в прокате со 2 июля.

«Голубь сидел на ветке, размышляя о жизни»

Рой Андерссон посетит Россию23 фильма, с которыми проще пережить лето по зимнему времениПоиск по меткам: Дмитрий Карпюк

Дмитрий Карпюк

Яндекс.Метрика